Новости

Главная > МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ > Михаил Гребенчиков: Если люди любят друг друга и выбирают семью, а не просто сожительство, мы не должны чинить препятствий

Михаил Гребенчиков: Если люди любят друг друга и выбирают семью, а не просто сожительство, мы не должны чинить препятствий

26/02/2016
Михаил Гребенчиков: Мы лишь даем разрешение, а вот пойдут ли они с ним в ЗАГС, это уже их дело
Михаил Гребенчиков: Мы лишь даем разрешение, а вот пойдут ли они с ним в ЗАГС, это уже их дело

Есть такая поговорка — уж замуж невтерпеж. Когда-то брак в 16 лет был нормой, а вот в современном мире встречается все реже: молодые люди предпочитают сначала получить образование, да и банально «нагуляться». Однако тем, кто уже все решил и готов, закон дает такую возможность. С 16 лет для брака требуется разрешение местных властей. Подробнее об этом рассказал руководитель аппарата Совета депутатов муниципального округа Орехово-Борисово Северное Михаил Гребенчиков.

Михаил Гребенчиков (М. Г.): Это полномочия аппарата Совета депутатов. К нам приходит молодая пара, пишет заявление. Чаще всего пишут, конечно, девушки. Проверив все документы, мы даем постановление, разрешить или не разрешить молодым вступать в брак.

- Михаил Александрович, а по каким причинам можете не разрешить?

М. Г.: Есть определенные требования закона. Например, девушка находится в положении, это исключительный повод, по которому мы принимаем решение в пользу брака. Это далеко не единственная причина, даже то, что они приходят и говорят: «Мы любим друг друга», это тоже уважительная причина. Фактически они часто даже ведут совместное хозяйство. И это тоже повод дать им разрешение, чтобы они официально оформили свой брак. По сути, если все документы в порядке — нет причин отказывать. Даже иногда бывает так, они говорят — а вот папа с мамой против. Но, согласно закону, папа с мамой здесь не решают. Это самостоятельный выбор двоих людей. На самом деле услугу нельзя назвать востребованной, с начала этого и за весь прошлый год с такими заявлениями в аппарат не обращались ни разу. В 2014 году было два случая. Обе пары разрешение получили.

- Сыграли свадьбу?

М. Г.: Мы лишь даем разрешение, а вот пойдут ли они с ним в ЗАГС, это уже их дело. Но чаще всего, знаем, идут. Те, что к нам приходили, были вполне адекватными — красивые молодые люди. По наблюдениям сотрудников аппарата Совета депутатов, школьники не горят желанием рано расписываться, приходят те, кто так или иначе со школьной скамьей уже распрощался — студенты колледжей.

17-летние Валентина и Кирилл встречаются с 8 класса. Молодые люди уверены — это любовь на всю жизнь. Решение о браке уже твердо принято — этим летом окончат школу, вместе поступят в институт и снимут квартиру, а поженятся следующим летом. После 18.

«Просто период не такой уж и большой, с 16 до 18 лет. Торопиться, а зачем? Люди, решившие вступить в брак, все равно осознают, что они вместе на всю жизнь. Подождать год ради белого платья труда для нас не составляет», — говорит Валентина.

«Это общая тенденция, она прослеживается и касается не только ранних браков и не только России, но и Европы, да и во всего мира. Есть понятие женской эмансипации, девушки, женщины принимают решение получить образование, сделать карьеру, а уже потом рожать детей, создавать семью. Плюс люди стали более образованные, более продвинутые, в том числе и в вопросах полового воспитания. Информация о том, как, что, почему — она доступна в интернете. И, конечно же, это используется, применяется. Хотя мы должны говорить еще и об определенном кризисе семьи. Есть еще одно понятие, которое вошло прочно в нашу жизнь — так называемый гражданский брак, когда люди не связывают себя печатью в паспорте, а просто вместе живут. Все эти вещи влияют на то, что у нас стало меньше работы», — смеется Михаил Гребенчиков.

- Как, по-вашему, это хорошо или плохо?

М. Г.: Знаете, это не хорошо и не плохо. Это определенная данность. Кто-то принимает для себя решение, что он создан для семьи, и он вступает в нее в 16 лет, а кто-то в более позднем возрасте. Но если люди пришли к нам, и говорят — мы не хотим просто жить вместе или встречаться, мы хотим уже обрести семью, чтобы будущий ребенок имел законных родителей. Ведь в правовом поле если ребенок рожден вне брака, дальше идет процесс усыновления. Люди говорят: «мы готовы, мы согласны», почему нет?!

Екатерина Гробман

Метки: , , ,

Выбор редактора